Елена Айзикович (elaizik) wrote,
Елена Айзикович
elaizik

Categories:

Печенка в кляре.

Каждый раз, когда я готовлю печенку, у меня в ушах звучит одна и та же фраза. И я ничего не могу с собой поделать!

Я услышала ее, когда мне было лет десять.

Лето, каникулы, Одесса.
Я с бабушкой и дедушкой приехала на день рождения к родственникам.

Узкая, но очень длинная комната, во всю длину которой стоят столы. Комната забита гостями, совершенно натурально яблоку негде упасть. После того, как нас посадили, встать уже невозможно – стул отодвинуть некуда.

Стол, конечно, уставлен едой. Вы ж понимаете – Одесса, лето, семейный праздник.

И вот вижу: с одного конца стола к другому медленно плывет большая тарелка, передаваемая из рук в руки.
И каждый раз, когда тарелка приземляется на стол, раздается громкий и торжествующий голос: "Это Эммочка! Готовила! Сама!". Голос Эммочкиной бабушки полон гордости и любви.

Я, сгорая от нетерпения, жду, пока тарелка доберется до нас, потому что надеюсь отведать какого-то совершенно неизвестного, удивительного блюда. Типа протертых пупков птиц киви-киви…

Увы. Моему разочарованию не было предела. На тарелке - самые обычные ломтики печенки в кляре…

Но, надо отдать должное, печенка была чуть ли не единственным съедобным блюдом из всего наготовленного хозяйкой дома.

Именно в тот вечер я и услышала от бабушки фразу, ставшую впоследствии моим кредо.

Выйдя на улицу, бабушка сказала: мне жаль Соню, сколько сил она потратила, чтобы угробить хорошие продукты…

Кстати, Эммочке было в ту пору лет 18, и тогда, с точки зрения меня, десятилетней, было совершенно не понятно, чем так восторгалась ее бабушка.

Через пятьдесят лет,  с рождением внука, я, наконец, это поняла.

И все же, все же.

Каждый раз, когда я нарезаю печенку ровными ломтиками, затем замачиваю на несколько часов в ледяной воде, потом обсушиваю.

Потом смешиваю в тарелке муку с солью и черным перцем, а в другой взбиваю яйцо с ложкой воды.

Разогреваю сковородку, наливаю растительное масло и жду, пока оно тоже нагреется. Обваливаю ломтики в муке, а потом в яйце и кладу в горячее масло.

Быстро обжариваю на сильном огне, переворачиваю и снова обжариваю вторую сторону.

Все это время я слышу: "Это Эммочка! Сама! Готовила!".

И я режу красные помидоры и синий сладкий лук, поливаю их подсолнечным маслом из жареных семечек. И ставлю на стол тарелку с печенкой.
"Это Эммочка! Сама! Жарила!".

Аидише бабушка – это даже не аидише мама. Это аидише мама в квадрате. Но это уже отдельный разговор.
Tags: Одесса, мемуары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →