Елена Айзикович (elaizik) wrote,
Елена Айзикович
elaizik

Categories:

Банка кильки пряного посола.

Интересная штука - человеческая память.
Живешь себе и живешь, и кажется, что прошлое далеко-далеко, на потрепанных фотографиях, лежащих в шкафу в старой коробке из-под обуви.
И вдруг нежданно-негаданно какой-то предмет, слово, запах, вид открывают временной портал, и ты проваливаешься в прошлое, и заново переживаешь что-то с такой пугающей отчетливостью, как будто все происходит сейчас, наяву…

Банка  кильки пряного посола, купленная сегодня в магазине, открыла мне портал в осень 1963 года. Бог ты мой, как давно это было... 50 лет тому назад!

aIMG_4044

Это было время Никиты Сергеевича Хрущева с его реформами в сельском хозяйстве, кукурузой – царицей полей, повальным дефицитом продуктов и крепостным правом в колхозах: паспорта колхозников хранились в сейфе у председателя колхоза и получить их оттуда было практически невозможно. Уехать из колхоза с паспортом в руках могли только те, кого колхоз отправлял на учебу. И после учебы они снова обязаны были вернуться в колхоз.

Однако выход был – для молодежи. Мальчики и девочки в неполные 16 лет уезжали в город, там получали паспорт и вырывались из рабства. Была одна загвоздка – для получения паспорта требовалась прописка!

Мальчики шли в ПТУ, у которых были общежития, а девочки – в няньки. Так у моей новорожденной сестры появилась няня Надька – белобрысая и конопатая деревенская девка, с тощей косой.

Не знаю, почему мои родители ее взяли, возможно, тот факт, что у нее была куча младших братьев и сестер, сыграл свою роль. А может быть просто в тот момент другой кандидатуры не было, а маме нужно было выйти на работу.

Одним словом, у нас поселилась Надька. Работала она у нас официально, родители были обязаны отпускать ее несколько раз в неделю в вечернюю школу и давать выходные дни.

В свои выходные дни Надька ездила к родителям в деревню, а мама покупала им гостинцы.

Гостинцы были неизменными: кулек кильки и кулек конфет-подушечек. Были тогда (а может и сейчас есть?) квадратные конфеты- карамельки, покрытые крупным сахаром или какао.

В один из таких визитов в свою деревню Надька взяла меня с собой. Зачем? Не знаю. Может быть мои родители решили, что мне будет полезно посмотреть на всяких курочек-коровок, все же я была сугубо городским ребенком…

Надькины родители тоже не знали, зачем меня к ним привезли и что со мной делать, поэтому меня поручили Надькиным младшим братьям – мол, развлеките городскую.

Ну, они и потащили меня на пруд – рыбу ловить.
Бросили меня на мостках, с которых бабы воду берут, и ушли червей копать.
Я стою себе – в красивом таком городском пальто, как сейчас помню, в мелкую коричневую клетку и с бархатным коричневым же воротником с манжетами, сама себе нравлюсь – и вдруг вижу, как прямо на меня идут огромные гуси! Вожак уже ступил на мостки, а мне бежать некуда!
Повернулась неловко и прямо в пруд - плюх!  Не утонула, конечно, я плавать хорошо умела, но вымокла изрядно. С красивого пальто текли потоки грязи…

Мальчишкам родители надавали по шее, а меня раздели да в баню – она как раз готова была.
Я в баню с мамой регулярно ходила, не было у нас в квартире ни ванны, ни горячей воды.
Но деревенская баня была совершенно не похожа на городскую. Никаких кранов-душей, шкафчиков с номерками и оцинкованных тазиков: каменка, кадушки с колодезной водой, мочалки, распаренные в кипятке и березовые веники.
А натоплено было так, что мне, видимо стало плохо с непривычки, потому что помню, как сидела в предбаннике в простыне и ждала, пока остальные закончат мыться.

Поразил меня и ужин: в центре стола стояла общая миска в которой была запеченная болтушка из яиц и большого количества молока. А еще были горячие наливные шанежки, испеченные в русской печи.
И килька, та самая, которую прислала мама. Как за нее дрались мальчишки! А я смотрела на них во все глаза и понять не могла, чего она им так нравится…
Откуда мне было знать, что в деревне в то время ничего купить было невозможно. Что сами вырастили – то и ели. А килька в деревенском пруду не водилась!

Пальто простирали, высушили на печке, оно подсело немного, но я его еще носила в ту осень, новое пальто моим родителям купить тоже было не просто.

Больше меня в деревню не возили.

А скоро и Надька от нас сбежала: как только исполнилось ей 16 лет, и она получила паспорт, папа устроил ее работать на завод.
Тогда у нас и появилась няня баба Шура, Александра Ивановна, но это уже совсем другая история, к кильке никакого отношения не имеющая.

… И все это я вспомнила за те 10 минут, пока чистила картошку и ставила ее варить.

На ужин мы ели отварную картошку, кильку, маринованный лук и домашний серый хлеб.  Как это было вкусно! Еда из детства – ничего с ней не может сравниться. Ничего….

Tags: мемуары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →