Елена Айзикович (elaizik) wrote,
Елена Айзикович
elaizik

Categories:

Шесть дней в Риме

Итак, мы решили: в этом году едем в Рим

Я человек обстоятельный. Поэтому и готовилась к поездке как положено: распечатала мини-разговорник, выучила какие-то слова. Изучила итальянскую кухню. Три путеводителя по Риму. Штук сто распечаток из инета. И мы отправились в отпуск –6 дней в Риме , с поездкой на один день во Флоренцию.

Муж мой большой любитель истории, и посему вечно таскает меня по развалинам прежних цивилизаций. Последний раз это было в Турции, где мы обозревали Эфес. Город дивно сохранился, и было что посмотреть. Только что бы посмотреть, надо было постоянно куда-то карабкаться и прыгать, как горной корове ( я не уверенна, что такие имеются, но стрелка весов не позволяет отнести себя к горным козам).
Естественно, собираясь в Рим, я запаслась обувью без каблуков и кремом от загара – на этих развалинах приличной тени никогда не сыщешь. Но всё оказалось гораздо приятнее. В первый день мы потратили слишком много времени на капитолийские музеи и когда пришли на римские Форумы, они уже оказались закрыты для посетителей. И тут мой муж узрел на лотке альбомчик: все римские развалины – как они выглядят сегодня. И реставрация – как они выглядели "тогда". Купив этот альбомчик и убедившись , что натуральные развалины ничем не отличаются от сфотографированных, мой муж милостиво согласился не заставлять меня спотыкаться на обломках истории и правильно сделал. Развалин ( причём совершенно бесплатно, в отличии от входа в Колизей) оказалось в Риме столько, что моему мужу не пришлось сожалеть о своём благородном поступке.
Далее мы действовали по плану, посещая один собор за другим. Музеи и прочие туристические объекты. Ватикан - ну разумеется. Музей виллы Боргезе. Море удовольствия – Бернини. Фонтаны. Ах, фонтаны... Треви оказался таким маленьким. А ведь его ваяли 100 лет! Отец начал, сын продолжил, правнук закончил. Честное слово, сто лет на мраморных коней -ну не знаю, не знаю... А фонтан "Четырёх рек" на пьяца Навона – слишком большой. Отойти посмотреть издалека – места нет. Обозревали в основном подагрические пальцы статуй, изваянные впрочем с огромным натурализмом. Наглядное пособие для врачей – ортопедов.
Ох уж эти древние римляни, с их привычкой отбивать головы греческим статуям и вместо них приделывать головы своих полководцев, а потом ещё и прилепливать виноградные листочки на определённые места. Размер этих листочков явно льстил головам полководцев…
Рим - город большой и мы пользовались метро и автобусами. О, римские автобусы…
Прежде всего - остановки. Столб, на столбе огромная доска. На ней рядами – номера автобусов, под каждым номером в столбик – остановки. Только вот незадача: часть автобусов, изображённых на этой доске, на этой остановке вовсе не останавливались. И даже не проходили по этой улице.
И вообще, автобусы очень любили общение и совсем как в Совке ходили стаями – по два или три вместе. Только мы это не сразу поняли. Поэтому, вспомнив молодость и чувство локтя, втискивались в первый пришедший. И только выпав на остановке, обнаруживали пришедший следом пустой. А ещё интереснее было, когда водитель, без всякого предупреждения, приехав на очередную остановку, вдруг высаживал всех, на автобусе зажигалась надпись " депозито" и он уезжал…у него кончался рабочий день. Да, не зря в Италии так много забастовок – за такие условия труда стоит бороться!
Кстати, о забастовках. Из-за них мы не попали в галерею Уффицы. Но попали в палаццо Питти. Рафаэль, Тициан, Веронезе… Только любой хранитель Эрмитажа упал бы от ужаса при виде условий хранения картин. Какие термометры с гидрометрами…окна были раскрыты , солнце и ветер спокойно достигали картин. Правда, возможно именно поэтому мадонны на картинах были как живые – молоденькие девочки, трогательные до слёз в своём счастье первого материнства…
Да, понятно – всё это время мы что-то ели. Утром – завтрак в гостинице. Вечером – что-то из универсама. А днём – как придётся и где попадётся.
Но один обед был у нас запланирован.
Мы торжественно отправились в Трастевере. Во всех путеводителях утверждалось, что именно там самое лучше место для поисков итальянского колорита и итальянской кухни. Очень, конечно интересно, особенно если знать, что Трастевере - еврейский квартал.
С колоритом всё было в полном порядке: мой муж заснял белые кальсоны, живописно повешенные для просушки на жалюзи, а так же памятник неизвестно кому, на цоколе которого был выбит спящий человек, а на основании, точно в позе нарисованного, спал бродяга.
Итальянскую кухню мы искали долго. Почему то нам она никак не попадалась, даже в виде пицерии.
Но время перевалило за час дня, есть хотелось очень, и тут мы наконец увидели таверну!
Собственно, увидели мы три стола на тротуаре и человечка в проёме двери. Он был невысок, хорошо упитан и розовощёк. Каждому проходящему мимо он улыбался как родному и делал приглашающий жест. Лицо его показалось мне странно знакомым и я невольно задержала взгляд. Человечек расцвёл, птичкой порхнул к нам, и каким - то совершено виртуозным жестом подтолкнул моего мужа к столу. Ноги мужа подкосились и он упал на услужливо подставленный стул. Не понятно как, но я тоже оказалась сидящей напротив мужа. На столе как по волшебству возникли приборы, корзинка с грисини и меню.
"Ладно"- сказал мой муж- " Пообедаем здесь. Заказывай "
Я полезла за распечаткой кулинарного словарика... нужно ли говорить, что словарик остался в гостинице? А все выученные слова испарились из памяти без следа.
" Что будем заказывать?" – в нетерпении спросил меня муж. А что можно заказать без единого слова? Дежурное меню. Я решительно указала на грифельную досочку у входа и произнесла " дуэ". Это слово я знала хорошо.
Человечек кивнул, исчез и вернулся с бутылкой вина. Налив нам по бокалу, он вновь занял пост у двери.
А мы наконец смогли осмотреться.
Cтолик слева пустовал, справа сидели две пожилые стройные сеньоры и не спеша ели что-то из больших тарелок. Их обслуживал официант – единственный в данном заведении, как стало ясно позже. На его лице явственно отражалась вся его неудавшаяся жизнь, ежеминутное ожидание очередных гадостей от неё, и абсолютная готовность покорно их принять. Это был ослик Ио в человеческом теле, и мне сразу захотелось подарить ему шарик его любимого цвета и размера…Человечек у дверей постоянно давал ему указания, без которых, казалось, тот не мог сделать и шага. Сам же человечек от дверей больше не отходил. " Наверное это хозяин" – решили мы. И ошиблись.
Как только он, отвернувшись на секунду, пропустил пару туристов, за его спиной немедленно возник ещё персонаж. "Ну это точно хозяин" – решили мы, глядя как он выговаривает за промах. И мы снова ошиблись. Он не был хозяином, как мы узнали позднее, но он наблюдал за всем и руководил поваром, который изредка появлялся из недр кухни. А вот официанту он замечаний не делал – он выговаривал кругленькому, а уже тот песочил официанта. Субординация соблюдалась железно. Как только кругленький видел, что главный смотрит на него, его лицо принимало страшно деловое и глубокомысленное выражение. Я поняла, откуда мне знакомо его лицо.
Во Флоренции, в Палатинской галерее есть картина Рафаэля. Там, именно там, на этой картине я видела этого человек. Похож, как брат родной. Такое же изображение работы мысли – как будто он силиться разглядеть ту точку в бесконечности, где сходятся параллельные Лобачевского, те же глаза прохвоста, надувающего хозяина!
Но время шло, а обед нам не несли. Человечек поглядывал на нас и как будто чего то ждал. А мы поглядывали на него и ждали заказа.
Наконец муж не выдержал и постучал по своим часам, а потом изобразил муки голода.
Человечек его понял. Поманил за собой в глубь помещения и вручил нам по большой тарелке. Пустой. А затем развернул нас на 180 градусов и тут мы всё поняли. Он ждал, пока мы начнём с антипасти… Второго приглашения нам не понадобилось.
На столе стояло: кальмары жаренные кольцами, салат капризе, перец и цукини жаренные на гриле, фриттата, прошуто, просто моцарелла и ещё там что-то…
Мы набрали всего и принялись наконец есть…
Собственно говоря, мы фактически наелись этим. Но как только тарелки опустели, нам подали пасту. Это были пеннэ, соус из сливок и желтков, кусочки ветчины и много пармезана. Размер порции был приблизительно с тазик. Больше половины не смог съесть даже муж.
"Наверное, это всё" – решили мы. Мы были сыты.
Но нет, нам поменяли приборы. На столе появились огромные тарелки с эскалопами в винном соусе. Мы тяжело вздохнули и невольно глянули на соседок.
Стройные сеньоры успешно расправились и с антипасти, и с пастой, и приступили к мясу.
Ну что ж, мы решили не уступать. Но мы рано радовались. Мясо на тарелке было без гарнира. Но гарнир появился. Только подали его тогда, когда мы почти съели мясо. Две тарелки, каждая размером с колесо автомобиля. На одной лежала зелень, на второй запеченный картофель с розмарином. " Нет, нормальный человек столько съесть не может " - сказал муж.
Но сеньоры за соседним столиком не только съели всё. Они положили себе на тарелки ещё и по куску торта… Торты живописно располагались в застеклённой витрине и выглядели замечательно. Но никакие силы не могли нас заставить съесть ещё что либо.
Ставя пустую чашечку от кофе на блюдце, мой муж сказал: " А вообще-то, ты готовишь лучше ". В этот момент нам подали счёт. Брови мужа вздёрнулись и он добавил: " И значительно дешевле".
Когда мы уже вставали из-за стола, из глубины таверны появилась сеньора пышных форм. Официант, распорядитель и директор вытянулись по стойке смирно. И мы наконец увидели, кто в доме хозяйка…
Любые путешественники после многочасовых любований дворцами известных архитекторов и посещения знаменитых музеев хотят наконец увидеть скромный домик неизвестного архитектора, посещение которого доставляет им подчас ни с чем не сравнимое удовольствие.
Правилам пользования лондонскими туалетами в путеводителях отводиться места столько же, как и описанию Тауэра.
" Как только выйдешь из " Нотр Дам дэ Пари " – напутствовала меня подруга – " слева будет подземный туалет. Не пропусти". Мы не пропустили. Я была возмущена такой неожиданной от галантных французов дискриминацией по половому признаку! Вход на стоячие места стоил 0,31 евро, а сидячее место стоило аж 0,43 евро! А где принцип равенства полов? Как будто у меня был выбор - стоять или сидеть…
Так вот в Риме нет общественных туалетов. Совсем. Вероятно, что бы не осквернять исторический облик Вечного города.
Но можно воспользоваться туалетом в любом кафе.
Конечно, вы можете зайти туда, и с невозмутимым лицом королевы Елизаветы, посещающей туалет в Белом доме, пройти по направлению указующей надписи. Но даже с королевой Елизаветой случился конфуз: царствующая леди подложила на сидение специальную салфеточку, изолирующую её особу от соприкосновения с унитазом. Когда об этом доложили Хиллари Клинтон, она была так возмущена недоверием к чистоте вверенного ей заведения, что дипломатический скандал еле замяли.
Как правило туалеты располагались где – то в немыслимых закоулках кафе и я не переставала удивляться изобретательности итальянцев. Чтобы найти как открыть воду в кране, подчас требовалось всё моё инженерное образование. Над раковиной торчал гладкая трубка и ничего более. Ветхость саноборудования не позволяла предположить наличие инфрокрасного глазка или каких либо сенсоров. Здравый смысл подсказывал, что если есть кран и раковина, то вода иногда течёт. Но вожделенный вентиль мог оказаться чем угодно – неприметным рычажком на стене под раковиной или небольшой пуговкой, совершенно сливающейся с плиткой пола…
Ментальность не позволяла нам миновать стойку бара без заказа. Впрочем, как можно было удержаться от ещё одной чашечки дивного капучинно? Если ноги уже не держали, то мы садились за столик. Но сидеть лучше было на улице, а в кафе - стоять у бара. Потому что стоя, за те же деньги, что сидя, можно было съесть ещё и пироженое – свежайший эклер с лимонным кремом.
Наверное экскурсоводы знают другие способы, но мы не ездим с группами.
Поездка с экскурсоводом в конечном итоге оборачивается калейдоскопом увиденного, из которого ничего толком не запоминается. И это не удивительно.
Главная задача " организованного" туриста – это не отстать от группы. Поэтому большая часть энергии тратиться на неотрывное слежение за зонтиком или табличкой в руке ведущего, тут уж не до красот вокруг.
И надо же так случиться, что именно при посещении Ватикана мы пали жертвой такого вот синдрома " волшебной дудочки".
Зайдя в Ватикан, мы двинулись сразу в Сикстинскую капеллу, зная что в полдень её закрывают. Мы миновали галерею гобеленов и вошли в комнату с фреской " Афинская школа". У меня была с собой очень хорошая распечатка из инета и я зачитывала необходимые сведения мужу по мере необходимости.
И вдруг я услышала за собой русскую речь – экскурсовод вещала перед группой и слово в слово по " моей" распечатке… Конечно, мы пристроились в возле группы, приготовив 10 евро на случай возмущения дамы- экскурсовода.
Дама шпарила как автомат, текст явно произносился в тысячный раз и плавные указующие движения её рук напоминали телодвижения синоптика в телевизионном прогнозе погоды, когда она на фоне виртуальной карты указывает направление циклона, стараясь не сильно промахнуться и не указать на Сибирь, рассказывая о Поволжье. Но тем не менее, слушать её было удобнее, чем читать тот же текст, и мы шли за ней как крысы за Гансом. Группа двинулась на выход. А надо сказать, что в одной из распечаток был совет – в Сикстинскую капеллу взять бинокль – поскольку высота потолка не позволяет разглядеть детали. И мы взяли. Но темп, заданный экскурсоводом, не позволял задержать взгляд, не то что рассматривать детали. А хотелось – ну не зря же мы тащили такую тяжесть с собой…
"Давай останемся" – предложила я, но поняла по лицу мужа, что он хочет продолжать идти с группой. И мы двинулись дальше, не отрывая взгляда от зонтика с ярким платком. И вот так, совершенно не заметив как, мы оказались на улице – возле собора Сан Петро. Обратно в Ватикан нас уже не пустили, стоять очередь , хвост которой терялся в тумане, мы не хотели – так что остальные сокровища ватиканских музеев мы так и не увидели. Поделом нам – нельзя поступаться принципами!
Рим – особый город. Особый, потому что его музеи – это церкви и соборы. Именно там и сосредоточены богатства живописи и скульптуры. Церковь была основным заказчиком у скульпторов и живописцев. И это не удивительно. Религия – это безграничная власть над людьми и для укрепления этой власти церковь тратила огромные средства и пользовалась всеми доступными методами.
Так с древнего Пантеона была ободрана уникальная медная обшивка и переплавлена для великолепного балдахина папского алтаря в соборе Святого Петра. До сих пор по миру гуляет фраза, пущенная одним из остряков:
" То, что не сумело разрушить время – разрушил Барберини" ( имеется в виду папа Урбан VII по приказу которого это было сделано).
Другой папа, дабы использовать в полной мере существующий в Италии культ матери, объявил специальным указом ( буллой) что дева Мария тоже была зачата её родителями непорочным зачатием, предвосхитив тем самым в 15 веке идею зачатия " ин витро".
Сегодня церковь использует все достижения прогресса: в соборе Сан Джованни ин Латерано у каждой колонны в боковых нефах установлены телевизоры – для удобства верующих там можно видеть прямую трансляцию службы, не рискуя вывихнуть шею.
Но зато благодаря усилиям церкви, мы можем сегодня любоваться этими уникальными сокровищами. Государственных же музеев в Риме практически нет. Всё находиться в частных коллекциях, открытых для посещения туристов. А без должного внимания искусствоведов и реставраторов выглядят они весьма непрезентабельно, погребя под кучей весьма посредственных работ драгоценные шедевры.
В Рим нужно приезжать не более, чем на три дня или не менее, чем на три года.
Потому что богатства его несметны.
Когда вы приезжаете на 3 дня, вы готовы к тому, что многое не успеете посмотреть. Но если вы приезжаете на более долгий срок, как мы, то возникает иллюзия, что успеете посмотреть всё.
После первого дня вы начинаете паниковать и пересматриваете свои планы, ужимая и отсекая всё что можно.
Через три дня вы впадаете в депрессию, понимая что даже намеченный вами ужатый план вы не в состоянии выполнить.
А ещё через день вы понимаете, что вам собственно и не хочется больше ничего смотреть. Вы по горло сыты развалинами и соборами, картинами и скульптурами.
И вы машете рукой на все планы, пихаете в чемодан все путеводители и начинаете просто ходить по городу, не спеша и не нервничая. Покупать на рынке корзиночку с клубникой, мыть её под струёй из древней колонки и съедать, вдыхая её аромат и аромат рыночной площади, которую окружают бакалейные магазинчики и винные лавочки. Над дверями магазинчиков висят огромные окорока знаменитой пармской ветчины. Перед лавочками сидят , не спеша попивая вино, те из туристов, кто уже никуда не спешит.
Вас перестают раздражать облупившиеся фасады, гадящие на всё голуби, галдящие вездесущие туристы.
Вы начинаете понимать этот город и даже язык его жителей. Не верите?
Напрасно.
В последний день мы ехали в автобусе с "Виллы Боргезе " и мой муж уступил место пожилой синьоре. Конечно, она сразу "вычислила", что мы туристы и с неподдельным энтузиазмом стала рассказывать о достопримечательностях за окном.
" Вот памятник Виктору Эммануилу Второму. Конечно, наши остряки называют его тортом, пишущей машинкой и зубным протезом, но мне он нравиться. А вот палаццо Венеция. Видите тот балкончик? С него произносил свои речи Муссолини. А вот в том доме – квартира Софии Лорен.
А вот вам от меня сувенир – почтовая открытка. Вы можете написать на ней и отправить друзьям. И если вы ещё приедете в Рим –на обороте адрес моего пансиона. Он в самом центре – это очень удобно"
Клянусь, я поняла каждое слово ею сказанное! И я даже не стала думать, что она заговорила с нами из-за рекламы своего пансиона, нет, вовсе не поэтому.
Мы понимали друг друга, это было самое главное.
За окном экспресса, увозящего нас в аэропорт, поплыли дома римских окраин.
У нас было ощущение, что посмотрев так много, мы собственно ничего не увидели.
Приедем ещё раз – решили мы - может быть не скоро, но приедем.
Ариведерчи, Рома!
Tags: Италия, мемуары, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments