Елена Айзикович (elaizik) wrote,
Елена Айзикович
elaizik

Биографическо-ностальгическое...

Недавно мне сделали замечательный подарок - моя сестра сфотографировала  очень дорогие для меня  места, когда  незапланированно попала в Одессу три месяца  тому назад.
Смотрю на эти фотографии, и вспоминаю, и вспоминаю...

Вот в этот дом по улице Отрадной, в Одессе, меня принесли из роддома мои молодые родители.


Правда, тогда  он выглядел немного  иначе  - не было третьего этажа, его достроили сегодняшние владельцы дома. Раньше там был огромный чердак, где жильцы сушили бельё.  Не было гаражей - ни у кого из жильцов не было машины. Ограда была не сплошная, а из чугунного литой решётки на невысоком цоколе из  мягкого ракушечника.
От этой ограды сохранились только ворота и приворотные столбы.
 А в целом и общем - да, это тот самый дом, где мамины родители, мои  дедушка Фима и  бабушка Фаня прожили 50 лет, исключая годы войны.
Район весь в целом называется Отрадой - какое дивное название! Отрада сердца моего...
Улицы в Отраде назывались соответственно: Уютная, Ясная, Морская, Отрадная - такими они и были, уютными и тенистыми...
С одной стороны Отрада ограничена обрывом, спускающимся к морю,  и пляж тоже называется Отрадой , с другой стороны - улицей Белинского, по которой ходил ( и наверное , ходит) трамвай номер 5 .
Сегодня  на улице  Белинского, как раз напротив выхода Отрадной, стоит  Одесский театр оперетты.
А времена моего детства  никакого театра тут не было и в помине.
Но вот ЗАГС Приморского района, где зарегистрированно моё рождение, возможно есть и по сей день - в угловом здании на пересечении бывшей Канатной нынешней ул. Пантелеймоновской и Белинского.
Сама улица совсем не длинная, нумерация домов заканчивалась, если не ошибаюсь, на 14 или 16.
Дома в Отраде  до революции принадлежали известным врачам и юристам, поэтому все они  были красивы, добротны и с просторными дворами, они хорошо сохранились, даже фонтаны во дворах были - только без воды, конечно. Поэтому не удивительно, что район  был облюбован Одесской  киностудией  для натурных съёмок фильмов "из прежней" жизни. 
Например, здесь снимались эпизоды для фильма " Опасные гастроли".
Но что интересно - сколько я потом не пыталась в фильмах разглядеть нашу Отраду, ни разу не удалось - на экране улицы выглядели совершенно неузнаваемо.

 Дом приватизирован,перестроен, отделан, но вот дверь - дверь осталась старой! Это дверь моего детства. Добавился  козырёк,  приступочка другая - раньше она была из мрамора и стоптана практически до ямы, но дверь всё та же.



И за этой дверью должна быть  лестница из белого мрамора, с литыми чугунными перилами. На первом этаже пол отделан мозаикой. Во времена моего детства лестницу днём освещал потолочный фонарь. Правда, несколько стёкол были выбиты и дождик капал прямо на лестничную клетку.

Квартира, в которой жили бабушка и дедушка, моя мама и тётя, потом папа,потом и я - на втором этаже, слева.

Вот там, где висит сейчас кондиционер - это  была наша веранда.



Квартира была комунальная. И всё то, о чём неоднократно живописалось многими до меня, имелось -  батарея звонков на входной двери,  лампочки в коридоре -  своя у каждой семьи,  очередь в единственный в квартире туалет... Тем не менее, квартира жила  мирно, дружить семьями не дружили , но и не враждовали. 
Возможно, этому способствовало то, что квартира была относительно мало населённой, а может быть то уважение, которое испытывали жильцы к моим дедушке и бабушке....
Единственные "разборки", которые я помню, происходили днём  - когда все соседки выходили на кухню готовить обед. именно в это время разгружались корзины, принесённые утром с Привоза и начиналось сравнение цен.
 И какое было для бабушки огорчение узнать, что соседке  удалось найти брынзу или синенькие дешевле, чем ей!  Тогда бабушка подвергала критике  качество купленного товара. Соседка не  сдавалась! Она совала бабушке в рот кусочек брынзы, заставляла щупать баклажаны...  Бабушке приходилось признать, что товар вполне добротный. И на другое утро она наматывала километры по Привозу,  чтобы взять реванш. Ах, какое торжество светилось в её взоре, когда она гордо рассказывала мне, что перчики она сегодня купила дешевле, чем все остальные! Для меня не было большего удовольствия, чем наблюдать этот театр. Но это уже позднее, когда я стала взрослой. А ребёнком я помню только, что соседи относились ко мне очень хорошо и даже любили .

У бабушки с дедушкой было 2 комнаты. Одна, служившая до революции столовой , метров 30, может быть и больше, и из неё был выход на терассу.  Использовать терассу можно было с мая по октябрь, а в 60-х годах дед её застеклил. Но до этого, сразу после войны, чтобы защитить терассу от палящего солнца, он посадил виноградную лозу. Вот этот ствол - дедушкина лоза -жива по сей день. Ей уже лет шестьдесят. Хорошо, что новые жильцы её не уничтожили.



Это чёрная Изабелла, винный сорт. И вино дедушка делал каждую осень превосходное!
Я помню 20-ти литровые бутыли, которые рядком стояли на терассе. В них  под водяныим затвором зрело вино...

Большая комната  была обставленна совершенно эклектически. Понятно, что это уже мои более поздние воспоминания.
У окна стояла железная кровать тридцатых годов, с никелированной спинкой и блестящими шишечками, которые я любила откручивать. Позже, в 60-х, кровать заменили низенькой тахтой. На стене у кровати висел маленький, но настоящий  персидский ковёр. За кроватью , вдоль стены ,стояла горка из светлого полированного дерева - уже вполне современная, купленная вместе с двумя тонконогими креслами и журнальным столиком, немецкой люстрой и кухонным шкафом  дедушкой, в Ленинграде.  Можете смеятся - но эта люстра и кухонный шкаф были  у меня в квартире до нашего отъезда в Израиль...
 В углу стоял шикарный дореволюционный шкаф из натурального палисандрового дерева с мозаичными дверками, которые пронзительно скрипели, несмотря на то, что дед их регулярно смазывал петли графитом из своих чертёжных карандашей.
 В центре комнаты - круглый стол, покрытый страшно дефицитной цветной немецкой клеёнкой. Но для торжественных обедов стелилась крахмальная скатерть! У меня всю  жизнь была мечта - иметь круглый стол. Сама не знаю, почему я его до сих пор не купила?!
Кроме того, было два книжных шкафа, тоже очень старых,  набитых журналами. Когда я приезжала на каникулы, я с жадностью набрасывалась на подписки "Нового мира", " Звезды", " Невы"...
Эти шкафы очень интересно закрывались - у каждой полки была своя дверка с красивыми бронзовыми ручками, она была как резная рама со стеклом. Чтобы открыть полку, нужно было дверку откинуть аккуратно вверх , как будто открыть обложку у книги, а затем задвинуть по пазикам во внутрь шкафа...
У стола стояло несколько венских стульев с гнутыми ножками и дедушкино вольтеровское кресло.
Кресло было совершенно великолепное, отделанное бронзовыми крылатыми сфинксами, львиными лапами и барельефами. Обивку дед периодически собственноручно менял, прибивая её блестящими гвоздиками с фигурными шляпками. Один из сфинксов с подлокотников  от этого кресла хранится  у моей сестры...
Главным украшением в комнате была лепнина на потолке, белая кафельная печь и шикарный дубовый паркет...
Сколько раз я помогала бабушке приводить в порядок этот паркет! Сначала его мазали тряпкой, вручную, специальной оранжевой мастикой. Потом на ноги одевались жесткие щётки - начиналось "катание на лыжах", наконец щётки менялись на фетровые бархотки и на пол наводился  глянец.

Вторая комната - та самая, в которой жили мои родители и куда принесли меня - была маленькая, 9-ти метровая, предназначавшаяся раньше для прислуги. Окно из этой комнаты выходила не на улицу - оно выходило на лестничную клетку! Но поскольку дверь в дом никогда не закрывалась, а часть стёкол в фонаре были выбиты, воздух в комнате был свежий, но вот света не хватало, всегда было сумрачно. Зато летом в жару спать там было очень прятно. Вот в этой комнатке я и прожила с родителями первые годы своей жизни. В те времена, что я уже помню, там никто не жил, бабушка использовала её как будничную столовую, но для летних гостей там была тахта.

Родители папы,  бабушка Белла и дедушка Нюма жили не очень далеко от Отрады, на улице Воровского, теперь - Малая Арнаутская.

Вот эти ворота я открывала тысячи раз...




У дедушки и бабушки была "квартира" на втором этаже.
В кавычках, поскольку это была действительно отдельная квартира, но кухня была не более 2-х квадратных метров, а никаких сантехнических удобств не было вообще. Колонка , где брали воду, была во дворе, а туалет - системы сортир - общий для всех жильцов огромного дома.
Воду провели в квартиры где-то в 70-х, не без усилий  моего деда, а канализации нет по сей день.
Двор совсем не изменился.



Колонки, правда, уже нет - она была в центре двора.
На второй этаж ведёт внутренняя лестница, такая узкая и крутая, что бабушка после перенесённого инсульта ни разу не спускалась во двор. И тогда дедушка выбил разрешение на постройку балкона - так и появился единственный во всём доме балкон.



Улица была - да и наверное есть - очень шумная, рядом с домом проходила трамвайная линия и дом весь дрожал и вибрировал, когда проходил трамвай.

У бабушки Беллы на стене у кровати висел  "ковер" - огромная вышивка, метра два на три, крестиком - " Иван -царевич и серый волк", помню его как сейчас. Жаль, пропал неизвестно куда - вышивала его вручную бабушкина младшая сестра, Юля.
Самым интересным для меня у бабушки Беллы была ножная швейная машина, иногда мне разрешали на ней пошить. Машина была из литого чёрного чугуна , было так упоительно нажимать на педаль и видеть, как игла от этого начинает ходить вверх-вниз и появляется строчка...
 И ещё у них в морозилке всегда было мороженное - дедушка любил его и  поддерживал неизменный запас .
--------------------------------------------------------------------------------

Я знаю, что Отрады моего детства уже нет. Нет и прежней Одессы. Как жаль, что у меня так мало фотографий бабушек и дедушек.
Как глупы и самонадеяны мы в молодости. Мы думаем, что мир вокруг нас будет неизменен и вечен.
И как горько осознавать, что утраченного уже не вернёшь...
Tags: Одесса, мемуары
Subscribe

  • Схуг ярок (приправа из зелени и острого перца)

    Схуг – это приправа из острого перца, привезенная йеменскими евреями, и прочно обосновавшаяся в израильской кухне. Схуг бывает красный и…

  • Шоколадный пирог в детский сад.

    Для тех, кто просил рецепт торта-пирога на день рождение внука - две вариации простейших шоколадных пирогов, регулярно выпекаемых под сотней разных…

  • Медовик "Венгерский"

    Перед Рош-а-шана в этом году я долго мучалась, придумывая торт. Хотелось совместить яблоки и мед в одном торте, но все как-то не нравилось. Наконец я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Схуг ярок (приправа из зелени и острого перца)

    Схуг – это приправа из острого перца, привезенная йеменскими евреями, и прочно обосновавшаяся в израильской кухне. Схуг бывает красный и…

  • Шоколадный пирог в детский сад.

    Для тех, кто просил рецепт торта-пирога на день рождение внука - две вариации простейших шоколадных пирогов, регулярно выпекаемых под сотней разных…

  • Медовик "Венгерский"

    Перед Рош-а-шана в этом году я долго мучалась, придумывая торт. Хотелось совместить яблоки и мед в одном торте, но все как-то не нравилось. Наконец я…